Personal development in difficult life circumstances in the context of the anthropological paradigm
Table of contents
Share
QR
Metrics
Personal development in difficult life circumstances in the context of the anthropological paradigm
Annotation
PII
S181570410020612-8-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Valentina Gorshkova 
Occupation: Professor
Affiliation: Institute of Special Pedagogy and Psychology named after Raoul Wallenberg
Address: Russian Federation, Saint Petersburg
Edition
Pages
64-70
Abstract

The article states the problem of personality development in difficult life circumstances in the context of the anthropological paradigm. The actualization of this issue is associated with increase in the number of people with developmental disabilities, an assessment of their condition and increase in the availability of facilities and services in the lives of persons with disabilities. As an initial concept, an anthropological approach to research is presented, which is rarely used to solve problems of personality development in difficult conditions, which represent a significant challenge to its successful socialization. The article draws attention to the disclosure of the "law of compensation", which is equally necessary for both normal and complicated development of the individual for his ability to self-manage his own development and well-being. Special attention in the context of the anthropological paradigm is paid to the disclosure of theoretical approaches, such as: hermeneutic, ontological, phenomenological and synergistic, constituting the methodological basis for human preservation and revealing the essence of the “special person” as the focus of individual, subjective, personal, individual and universal principles. Various types of attitudes of modern society towards persons with disabilities, the conditions for the interaction of the "healthy world" and the "sick world" and the integration of people with disabilities into a full life are considered. The ways and means of practical implementation of successful personal development in the process of overcoming difficult life circumstances are shown, as well as the positive goal-setting of inclusive education, which ensures the full inclusion of persons with disabilities in a society of social progress is revealed.

Keywords
anthropological paradigm, difficult life circumstances, inclusive education, conditions for successful socialization, development of a "special" personality
Received
09.06.2022
Date of publication
04.07.2022
Number of purchasers
0
Views
152
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf
Additional services access
Additional services for the article
1 Введение. Актуальность и своевременность исследования обусловлена социально-экономическими, медицинскими, социокультурными и психолого-педагогическими условиями развития общества. Несмотря на интенсивность развития современной инфраструктуры, всестороннее оптимальное развитие личности человека и человечества, значительно увеличивается количество людей с ограниченными возможностями здоровья. В распоряжении Правительства Российской Федерации от 23 февраля 2018 года и в «Государственной программе «Доступная среда» до 2025 года» определены следующие задачи: оценка состояния и повышение доступности объектов и услуг для лиц с ограниченными возможности здоровья; устранение социальной разобщенности инвалидов и граждан; модернизация системы медико-социальной экспертизы. Однако при всем этом данных проблем в современном обществе не становится меньше.
2 Когда-то выдающегося писателя М. Горького спросили о том, как надо писать для детей, и он уверенно ответил, что так же, как для взрослых, но только лучше. Трансформация этого тезиса относительно к заявленному в статье контингенту людей (в том числе детей и подростков) может формулироваться следующим образом: с людьми (детьми) с ограниченными возможностями здоровья необходимо работать и взаимодействовать так же, как и с другими, но только лучше.
3 Исследование и результаты. В контексте антропологической парадигмы как исходной концепции в постановке проблемы, уже господствующей в течение определенного исторического периода в научном сообществе, чрезвычайно редко актуализировались вопросы развития личности в затрудненных условиях её жизнедеятельности. Вместе с тем идея полноценного развития человеческой личности в трудных жизненных обстоятельствах, к которым относятся разные варианты физических, социальных, психических дефектов, представляет собой существенный вызов для развития личности. Однако необходимо заметить, что качество, свойство и личностные особенности не столько формируются благодаря специально организованному окружению, сколько раскрываются вопреки трудным жизненным обстоятельствам. Поэтому, как считает Д.А. Леонтьев, подход к норме как к типичному и к аномалии как к нетипичному в современных условиях утрачивает свой смысл, когда в фокусе исследования находится полноценное развития личности, как «особой», так и нормальной. Данное утверждение отвечает мысли Л.С. Выготского о том, что органический дефект как вариант затруднений в условиях развития есть всего лишь предпосылка для его действительного проявления в качестве «социального вывиха», а препятствие «есть не только главное условие достижения цели, но и непременное условие самого возникновения и существования цели» [1, с. 158].
4 В таком случае наличие препятствия актуализирует (порождает) состояние нужды и необходимости, которые выступают энергетическим источником компенсаторных процессов, поскольку «закон компенсации одинаково приложим к нормальному и осложненному развитию» [1, с. 10]. И, следуя далее логике Л.С. Выготского, личностные особенности человека есть результат столкновения с препятствиями мира, причём сначала на социальном, а затем на индивидуальном уровне. В данном контексте становится понятным, что инвалидность не может рассматриваться как однозначно детерминирующая проблема, на что ещё в свое время указывал А.Н. Леонтьев, считая, что одни и те же физические особенности могут находиться в разном отношении к самому человеку и по-разному встраиваться в структуру его жизнедеятельности. Но именно сама личность определяет влияние физической инвалидности на её благополучие и психическое здоровье.
5 В одном из проведенных диссертационных исследований со студентами с ограниченными возможностями здоровья [2] было доказано, что у студентов экспериментальной группы (с ограниченными возможностями здоровья) множество связей было утрачено, однако показатель удовлетворенности жизнью не отличался от контрольной группы, состоящей из условно здоровых студентов. В ходе исследования доказывалось, что трудные жизненные обстоятельства ведут за собой «радикальную перестройку всей личности и вызывают к жизни новые психические силы, дают им новые направления» [1, с.536].
6 Более того, благоприятные условия (и это известно) отнюдь не всегда приводят к позитивным последствиям, а неблагоприятные – к негативным. В связи с тем, что личность сама способна проявлять автономию по отношению к тем или иным жизненным обстоятельствам, она может не затрачивать, а парадоксальным образом черпать творческую энергию в трудных обстоятельствах, перестраивая себя и собственную жизнь [3, с. 106].
7 В недрах антропологической парадигмы просматривается особенность позитивной психологии, как психологии возрастающего овладения собой, которую Л.С. Выготский называл «вершинной психологией», а В. Франкл отожествлял вершинную психологию с экзистенциальным анализом, считая, что «лишь вершина человека – это человек» (В. Франкл).
8 Таким образом, человек рассматривается (в том числе и «особый») как многоуровневая система, где нижние уровни обусловлены неконтролируемыми физиологическими и психологическими механизмами, а высшие уровни человеческой личности отвечают за обладание собственным поведением и, таким образом, развивают способность к самоуправлению собственным развитием и благополучием.
9 Не вызывает сомнения, что эти проблемы более всего продуктивно могут решаться с опорой на интеграцию теоретических подходов, таких как герменевтический, феноменологический, онтологический, синергетический, составляющих методологическую базу человекознания и в нашем случае человекосохранения.
10 Выделение именно этих подходов для успешной социализации лиц с ограниченными возможностями здоровья связано с тем, что опора на методологию герменевтического подхода в процессе социализации раскрывает не столько знание, сколько понимание и признание способа их бытия. И именно адекватность понимания и принятия ситуации, в которой находится «особый» субъект, может неизбежно приводить к рефлексии и складываться как универсальная способность по отношению к любому виду деятельности в процессе освоение им окружающего мира.
11 Опора на методологию феноменологического подхода направлена на поиск лицами с ограниченными возможностями здоровья смысла, который обнаруживается на пересечении их опыта и опыта различных окружающих, что позволяет увидеть происходящее с позиций ценностей другого человека, пусть «не особого», но равного им по-человечески, а значит, с позиции их совместного целеполагания.
12 Опора на методологию онтологического подхода имеет исключительно важное значение для безболезненной социализации, поскольку он направлен на «особого» человека как субъекта его устремлений и достижений, актуализируя его человеческую сущность и экзистенцию как ценность и духовный потенциал его бытия.
13 Опора на методологию синергетического подхода ориентирует на недопустимость только рациональных и жёстких решений, требует учета и принятия многоаспектности и неоднозначности мышления и деятельности, (особенно в современных условиях социальной неопределенности) как для «особых», так для и для условно здоровых лиц, что требует допущения нелинейности, стохастичности и вероятностности в самоорганизующейся системе их взаимодействия.
14 В педагогической антропологии (К.Д. Ушинский, Б.Г. Ананьев, В.В. Горшкова, В.И. Слободчиков и др.) человек (в том числе и «особый») рассматривается целостно как средоточие индивидного, субъектного, личностного, индивидуального и универсального начала. Особенности проявления сущности каждой из характеристик заключаются в следующем:
  • человек всегда остается индивидом, т.е. представителем рода человеческого и носителем телесного бытия; потребности его неотрывно связаны с витальной нуждой и её удовлетворением, о чем писал А. Маслоу, что приводит к восстановлению, равновесию и самосохранению;
  • человек как субъект является носителем предметно-практической деятельности и распределителем своих внутренних сил, а именно: активности рефлексивного сознания; свободы и ответственности за принятия решений; выраженности уникального потенциала в процессе осуществления собственного целеполагания и актуализации субъектного опыта во взаимодействии с другими;
  • человек как личность есть «ансамбль общественных отношений» (К. Маркс), свободно и ответственно определяющий свою позицию среди других людей. При этом отношения выступают ведущей категорией и, как указывал В.Н. Мясищев, изучая человека с позиции его отношений, устанавливаются его содержательные связи со средой и окружающей его действительностью;
  • человек как индивидуальность представляет собой высокий уровень развития личности, удовлетворяющей свои интеллектуальные и духовные потребности в свободной творческой деятельности. Творческая индивидуальность способна порождать оригинальные идеи, быть мобильной и открытой к новому, способна отключаться от традиционных схем, в том числе и в экстремальных ситуациях. Будучи в своих действиях единственной, неповторимой и уникальной, она испытывает к себе отношение, которое проявляется как отношение безусловного принятия или непринятия со стороны окружающих;
  • человек как универсуум есть высший уровень духовного развития человека, как носителя вселенского разума, ноосферного мышления и божественного начала в себе. И именно это предоставляет возможность осознать и актуализировать фундаментальную идею о сосуществовании в каждом человеке двух начал: созидательного и разрушительного, духовного и бездуховного; а поиск универсального «себя лучшего», опора на созидательное при нивелировании разрушительного (негативного) и есть высшая ступень выраженности духовных устремлений человека, стремящегося к чему-то «большему чем он сам» (К. Рождерс), раскрывая собственные потенциалы [4, с. 132-133].
15 Вместе с тем, как показывает опыт, современное общество до сих пор не готово адекватно относиться к лицам с инвалидностью, демонстрируя тем самым крайне низкий уровень общей культуры и эмпатического поведения. Наблюдаются различные варианты отношения к человеку с ограниченными возможностями здоровья: негативная позиция как непринятие и отделение от общества здоровых; нейтральная позиция – как выражение полного безразличия к подобного рода окружающим; позитивная позиция как уважительное отношение к человеку с ограниченными возможностями здоровья, имеющего все права и обязанности полноценного человека. В рамках позитивной позиции, на что указывают многие публикации, взаимодействие «мира здоровых» и «мира больных» является необходимой интеграционной тенденцией, объединяющей оба мира в один общий. При создании пространства интеграции для лиц с ограниченными возможностями здоровья учитывается культурная специфика в менталитете различных стран. Что касается российской действительности, то здесь апробационно функционируют форма физического присутствия в совместном пространстве и форма временного объединения с целью решения определенных задач.
16 Что касается детей, следует вспомнить достаточно известный тезис Л.С. Выготского о том, что недостаточная готовность детей с ограниченными возможностями здоровья к успешной интеграции в общество связана не с их биологическим неблагополучием, а с социальным «вывихом», нарушающим связь ребенка с социумом и культурой, как источниками развития. Исправление вывиха происходит через освоение «особыми» детьми многообразия социальных ролей, их функциональных характеристик и их реализации в реальных ситуациях. Для этого необходимо выполнение главного условия социализации детей с ограниченными возможностями здоровья – полноценного участия в жизни группы здоровых сверстников, воспитанных в духе толерантности и великодушия (великая душа – это та, которая может вместить все, не дрогнув). Поэтому только различного типа образовательные учреждения могут обеспечивать им социальную реабилитацию, социальную адаптацию и полноценное личностное развитие. Процесс развития детей с ограниченными возможностями здоровья может достигать значительных результатов при условии интеграции их в пространство общественных отношений, приобщения их к системе ценностей и общепринятым нормам поведения, необходимым для достойной жизни в обществе.
17 Как показывают исследования, главная проблема детей с ограниченными возможностями здоровья заключается в нарушении их связей с миром, в ограниченной мобильности, крайне недостаточных коммуникативных связях со сверстниками и взрослыми, а также недостижимости соприкосновения с рядом культурных ценностей и, возможно, при определенных обстоятельствах недоступности получения необходимого (элементарного) образования. Эта проблема есть следствие не только субъективного фактора (физического и психического здоровья), но и результат социальной политики, сложившегося и проявляющегося общественного сознания и социальных служб. Особой социальной проблемой является отсутствие полноценных специальных законов и нормативных актов, устанавливающих ответственность органов государственной власти, управления и должностных лиц соответствующих учреждений, отвечающих за социальную реабилитацию, независимое существование и реализацию прав лиц с инвалидностью.
18 Чрезвычайно важной также является проблема поддержки родителей «особых» детей – чтобы родители не оказывались в замкнутом пространстве один на один с больным ребенком специалисты социальных учреждений создают ситуации, при которых родители становятся равноценными участникам совместного процесса, выступая «личными тренерами», организаторами, руководителями процесса воспитания и т.д. Данная ситуация создает благоприятную среду, в которой лица с инвалидностью раскрывают свой потенциал через проявление подлинного интереса к различным видам творчества, развитие коммуникативных способностей, стремление демонстрировать собственные достижения и получать общественное признание.
19 Практическое воплощение идеи успешного развития детей с ограниченными возможностями здоровья связано с вовлечением их в различные виды творческой и художественной деятельности (театральные мастерские, музыкальные студии, арт-терапевтические виды деятельности и др.). Благодаря правильныму выбору подхода к «особым» детям и их семьям удается не только расширить контекст их деятельности, но и качественно изменить образ жизни людей, столкнувшихся со сложной проблемой социальной изоляции и неадекватным принятием их личности и образа жизни.
20 Так, известно, что в России насчитывается более двухсот театральных коллективов, в которые привлечены люди с ограниченными возможностями здоровья. Весьма плодотворное влияние театральных мастерских демонстрирует сегодня, например, театральный коллектив Центра развития «Анима» (Санкт-Петербург), который объединяет молодых людей с различными нарушениями и степенью инвалидности и где организована целенаправленная работа по актуализации потенциальной одарённости особых участников сценических постановок, полноценно решающих художественные задачи и вызывающих неподдельный интерес [5].
21 В процессе взаимодействия с окружающим миром и индивидуальной социализации актуализируется доминирующий фактор развития личности, называемый социальным опытом становления, он реализуется на всех этапах онтогенеза, связанного с развитием психических функций и различных форм социального поведения, в процессе передачи социального опыта людей и приобщения к культуре через систему образования, воспитания и, наконец, в процессе взаимодействия субъектов в пространстве их общения и совместной деятельности.
22 Заключение. Перспективное целеполагание развития людей с ограниченными возможностями здоровья изначально заложено в стратегию инклюзивного образования, которое заключается в том, чтобы приобщить «особых учеников» к основам культурно-цивилизационного развития, обеспечить полноценное включение в общество, подготовить к активному участию в социальной жизни. В современных условиях организация инклюзивного образования в определенном смысле является инновационным процессом, позволяющим понимать, что успешная социализация людей с ограниченными возможностями здоровья характеризуется специальными особенностями, связанными с наличием первичных (биологических) и вторичных (социальных) отклонений. Инклюзивное образование представляет процесс развития общего образования и определяет доступность полноценного образования с учетом различных нужд субъектов с особыми потребностями, что обеспечит дальнейшую гуманизацию российского образования и формирование профессионально-педагогического сообщества нового типа.
23 Таким образом, развитие личности в трудных жизненных обстоятельствах в контексте антропологической парадигмы раскрывает своё жизненное, общественное содержание как проблема формирования обновленного типа «особой» личности, устремленной к позитивному целеполаганию, так необходимому для общества социального прогресса. Так возникает новое представления о границах расширения информационных и межличностных возможностей понимания социального воспитания как самореализации человека в процессе созидательной деятельности, цель которой – создание мира, где человек может стать «человеком в полном смысле слова».

References

1. Vygotskij L. S. Sobranie sochinenij. T. 5. Osnovy defektologii. M.: Pedagogika, 1983.

2. Lebedeva A. A. Sub'ektivnoe blagopoluchie lits s ogranichennymi vozmozhnostyami zdorov'ya: dis. … kand. psikhol. nauk. M.: MGU, 2012. 182 s.

3. Traektoriya lichnostnogo razvitiya: rekonstruktsiya vzglyadov L.S. Vygotskogo / Leont'ev D. A. [i dr.] // Voprosy obrazovaniya. 2012. S. 106.

4. Gorshkova V. V. Nepreryvnoe obrazovanie kak sposob bytiya cheloveka. SPb.: Asterion, 2016. S 132-133.

5. Morozova A. N. Teatral'naya deyatel'nost' kak sposob sotsializatsii lyudej s OVZ // Credo New. 2020. №1(101). S.134.

Comments

No posts found

Write a review
Translate